02:38 

Их бин прода.

Cynical Cat
Ветеран эротического фронта ;-)
Название: В голове Джона Граймса.
Автор: Cynical Cat (_BradCrawford_)
Бета: боролась с моей безграмотностью Екатерина Сухарева
Фэндом: Jedward
Пейринг: John/Edward
Тип: Слэш
Жанр: PWP, AU
Рейтинг: NC-17.
Ворнинг: ООС, нецензурная лексика.
Саммари: сиквел к фанфику «Доминирование». Этот фанфик отличается по настроению от первого. Так как, после сближения, близнецы начали иначе воспринимать друг друга. Особой идеи у фанфика нет, потому что, по сути, это продолжение событий описанных в Доминировании. Название отличается потому, что автор вложил сюда другую мысль.

- Ты изменился! - вынесла свой вердикт Энн.
Девушка сидела рядом с Джоном на одной из лавочек, стоящих в школьном дворе, и пыталась привлечь к себе внимание парня. Но тот лишь на секунду повернулся к ней, скользнул по её лицу напряжённым взглядом и снова отвернулся.
- Джон, в чём дело? Ты меня даже не слушаешь! - Энн взяла его за руку и дёрнула на себя. - Да посмотри же ты на меня, в конце концов!
- Слушай, прекрати. Ты не видишь, что я занят? - Граймс отдёрнул свою руку и тут же поднял её, жестом призывая девушку замолчать, как только та снова открыла рот.
- Да пошёл ты к чёрту, Джон! Я не собираюсь это терпеть. Ты совсем не обращаешь на меня внимания, а теперь ещё и затыкать меня вздумал?! - Энн подскочила с места. - Можешь развлекаться по вечерам со своей правой рукой, придурок!
Девушка встряхнула белокурыми волосами, фыркнула, и, развернувшись на каблуках, гордо удалилась в направлении школы.
Внезапная потеря девушки, казалось, совсем не волновала старшего Граймса. Он даже не посмотрел ей в след, всё так же наблюдая за двумя людьми, которые сидели на траве под размашистым клёном.

Эдвард чувствовал внимание своего близнеца каждой клеточкой тела. Его кожа почти горела под этим обжигающим взглядом, но это только забавляло младшего. Джон начал вести себя странно с того дня, как они подрались в спортзале. Конечно, Эд понимал, что в тот день старший открыл для себя новый мир однополого секса, и это не могло пройти бесследно. Всё происходящее жутко его веселило. Он издевался над братом как только мог.
Вот сейчас, к примеру, он сидел чуть ли не в обнимку с Чарли Кларком, мило воркуя с ним. Эдвард готов был даже устроить маленькую сценку с раздеванием, если бы они не находились на территории школы. Хотя, он не сомневался, что ему ещё представится такая возможность, ведь брат наблюдал за ним везде, где бы они ни находились вместе.
Сам Чарли не волновал его никоим образом, хотя, парень, похоже, уже начал думать иначе. Кларк ослепительно улыбался, чуть поглаживая младшего Граймса по бедру, и таял от каждого его взгляда.
Заметив, что рука Чарли подбирается всё ближе к его паху, Эдвард решил, что шоу окончено. Ему вовсе не хотелось расплачиваться сексом за это небольшое представление для старшего брата. Младший сделал вид, будто что-то забыл, быстро вскочил и, попрощавшись, убежал, оставив парня в растерянности провожать его взглядом.

Джон поднялся с лавочки и последовал за братом.

***

В голове Джона Граймса кто-то задумал капитальный ремонт. Привычная обстановка была разрушена в один день, стоило Эдварду однажды войти в его мысли. Словно младший брат нанял кучу маленьких рабочих, которые тут же принялись за дело, срывая серые, скучные обои, и устраивая хаос. Всё это происходило, пока Эд стоял в самом центре воображаемой Джоном комнаты, смотрел на него своими хитрыми глазами и раздавал всем указания.
Первые дни всё было нормально. По крайней мере, ему так казалось, ведь он не предавал большого значения тому, что вспоминал события того четверга в пятницу, субботу, потом в воскресенье, и как оказалось, каждый следующий день, в любое свободное время. Старшему Граймсу приходилось удовлетворять себя каждое утро, чтобы тело не предавало его, выставляя на показ все его грязные мысли, демонстрируя всем бугор в области паха. Иногда он чувствовал себя юнцом, который не в силах справиться со своими гормонами.
Полностью отвлечься от этих мыслей он мог только во время тренировок, будучи сосредоточенным на результате своих усилий. Но после, в душевой, всё возвращалось вдвойне, ведь брат тоже занимался бегом, тренировки у всего клуба были в одно время, и Джону приходилось прикладывать просто титанические усилия, чтобы не пялиться на близнеца, когда тот принимал душ.
Эдвард словно знал, что не выходит у брата из головы, нарочно двигаясь так плавно и соблазнительно, смывая с себя мыльную пену. Старшему приходилось сразу же включать холодный душ, чтобы у его товарищей не возникало никаких подозрений.
Джон гулял с друзьями до позднего вечера, а когда возвращался домой, закрывался в своей комнате и лежал на кровати с закрытыми глазами. Он пытался разогнать всех этих маленьких человечков в своей голове, которые непрестанно напевали ему песенки во славу младшего брата. Иногда это даже получалось. Но когда Джон оглядывал голые стены и обрывки обоев на полу, его взгляд наталкивался на Эдварда, всё так же стоящего посередине. Близнец не желал покидать пределы его разума.

Эдвард ждал, когда брат сорвётся. Он ходил вокруг него, словно лис вокруг клетки с кроликом, который пытался из неё вырваться. Маленькое, глупое животное не понимало, что попадёт прямо в пасть хищнику, стоит только сделать шаг на волю.
Младший дефилировал по дому в одних джинсах, демонстрируя брату всё то, в чём тот пытался себе отказать, и делал вид, как будто совсем его не замечает, что, конечно же, бесило Джона ещё больше. Сексуальное напряжение перерастало в агрессию. Старшему хотелось ударить брата, сломать. Смять как пластиковый стаканчик, чтобы подчинить себе, а затем делать всё что захочется.

Этим вечером Джон снова пытался выкинуть близнеца из головы. Он боролся с дьяволом, засевшим в его мозгах, но каждый раз, когда тот смотрел на него из-под ресниц и самодовольно улыбался, старший начинал задыхаться. Память предавала его, вытаскивая наружу все, от чего Джон пытался избавиться. Все самые яркие воспоминания того дня. Вот он провёл руками по груди брата, окрасив свои пальцы в алый цвет, и не в силах справиться с искушением слизал капли крови с его подбородка. А вот Эдвард, стоя в душе, обернулся к нему, улыбнувшись, когда Джон проник внутрь брата пальцами.
Старший опять проиграл эту маленькую битву. Рука потянулась к возбуждённому члену и сжала его через ткань пижамных штанов, вырывая из груди сдавленный стон.
Стук в дверь заставил его вздрогнуть и сесть на кровати.
- Я занят!
- Я рад за тебя, но тут какая-то цыпочка жаждет услышать твой прекрасный голос, - раздался насмешливый голос брата.
Джон чертыхнулся, затем подошёл к двери, приоткрыл её и посмотрел на близнеца. Эдвард бесцеремонно сунул ему трубку в руки.
- Да? - старший приложил телефон к уху.
Младший немного толкнул дверь, за которую Джон всё ещё прятался и зашёл в комнату. Эд подошёл к стене с плакатами, делая вид, что разглядывает один из них и прислушиваясь к разговору. Старший смотрел на него, едва улавливая суть того глупого лепета, что лился из трубки, невпопад отвечая на вопросы. Джон облизал пересохшие губы, чуть облокотился плечом на дверь, и когда та тихо закрылась, пальцы свободной руки безошибочно нашли замок, поворачивая его.
- Нет, Мари, я не могу сегодня никуда выбраться, прости, - старший сделал шаг вперёд, приближаясь к Эдварду со спины, - да, давай в другой раз.
Младший напрягся, чувствуя приближение брата, и замер в ожидании. От Джона веяло опасностью, от которой внутри Эда всё сжималось от предвкушения.
- Слушай, я немного занят сейчас, может, поговорим завтра, в школе? - раздалось совсем рядом. - Пока.
Краем глаза Эдвард увидел, как брат бросил трубку телефона на кровать. Горячее дыхание опалило его шею. Младший сделал шаг к стене и хотел было развернуться, но его близнец снова приблизился и поставил руки по обе стороны его плеч, поймав того в ловушку.
- Что ты забыл в моей комнате? - Джон коснулся губами края его уха.
- Хотел дождаться, когда ты наболтаешься. Мне нужен телефон, - спокойно ответил Эд.
- Ну конечно, - старший хмыкнул, - ещё скажи, что потерял свой мобильный в Нарнии.
- У меня деньги закончились на счете, - всё тем же беззаботным тоном сказал младший, пожав плечами.
- Эдвард, - Джон прижал брата к стене своим телом, - не играй со мной, я прекрасно знаю, что ты хороший актёр, но свои настоящие чувства тебе от меня не скрыть.
- Понятия не имею о чём ты... - младший прислонился лбом к глянцевой поверхности плаката и закрыл глаза. Он чувствовал напряжённый член брата, который упирался в него. От этого ощущения у него перехватывало дыхание.
Джон провёл языком вверх по его шее, прихватив губами мочку уха напоследок. Эд опёрся руками о стену и запрокинул голову. Брат осторожными поцелуями изучал его шею, иногда присасываясь к тонкой коже, оставлял на ней следы от засосов. Руки старшего близнеца забрались под его футболку, левая прошлась по напряжённому животу, пальцы пересчитали немного выступающие рёбра, задели сосок и направились ко второму, осторожно сжав его. Эдвард шумно выдохнул, он почувствовал, как вторая рука брата забралась под пояс его джинс, погладив полувозбужднный член сквозь ткань боксеров. Младший потянулся одной рукой за спину и, протиснув руку между их телами, тоже сжал член брата в руке. Джон тихо рыкнул, толкаясь в его руку.
- Разве мама не учила тебя не играть с огнём, Эдвард?
- Видали факелы и побольше, - усмехаясь, ответил ему тот.
- Ах ты, маленькая шлюха! - старший резко развернул к себе брата и впился в его губы грубым, глубоким поцелуем. Он нетерпеливо тёрся членом о бедро своего близнеца, руками сжимая его ягодицы, прижимая бёдра ещё ближе к себе.
Эдвард весь дрожал от возбуждения. Он чувствовал себя странно в руках брата, который был сильнее его, и мог сделать с ним всё, что пожелает. Конечно, Эд не позволит ему ничего такого, чего бы не хотел сам, но подсознание подсказывало ему, что он захочет почти всё. Младший готов был отдаться на растерзание своему близнецу, сдаться со всеми потрохами.
У него было ощущение, что само его тело тянулось к брату, независимо от воли разума. Словно его организм, почувствовав близость второй своей части, хотел слиться с ней снова.
Эдвард чуть оттолкнул от себя Джона, стянул с себя футболку и опустился на колени перед ним. Его руки стянули с близнеца штаны вместе с бельём, а губы тут же поймали в плен покачивающийся перед лицом член. Старший снова опёрся согнутыми в локтях руками на стену, нависая над братом. Джон прикусил костяшки пальцев, чтобы не стонать, и наклонил голову, наблюдая за Эдвардом. Тот взял член брата одной рукой у основания и принялся облизывать его как мороженое. Джон как завороженный следил взглядом за розовым языком, скользящим по его стволу, за яркими, малиновыми от его жестких поцелуев губами, которые иногда обхватывали головку, втягивая её внутрь. В один из таких моментов он не выдержал и толкнулся в глубину рта брата, желая получить больше удовольствия. Эд не сопротивлялся, он лишь попытался открыть рот шире, чтобы близнец не задел его зубы, поглаживая его напряжённый живот и бёдра. Джон с радостью принял это приглашение, и начал методичными движениями толкаться в рот брата. Эдвард одной рукой потянулся вниз, расстёгивая джинсы и освобождая свой член. Ему казалось, что он может кончить просто от ощущения скользящей по языку плоти, которая упиралась в его горло. Хотелось расслабить его ещё сильнее, что бы брат мог войти в его рот до конца, но когда он пытался это сделать, рвотный рефлекс заставлял его давиться, и тогда Джон на несколько секунд отстранялся, замирая, настороженно прислушиваясь к своему близнецу, а затем снова начинал двигаться.
Старший чувствовал, что скоро кончит, но ему не хотелось ограничиваться только минетом. Нет, он просто не мог позволить себе упустить шанс трахнуть своего близнеца. Неизвестно, когда ещё выпадет такая возможность, и мелкий подпустит его к себе.
Джон шагнул назад, взглянув в затуманенные желанием глаза брата, который смотрел на него снизу вверх и облизывал губы. Старший коснулся губ Эдварда кончиками пальцев, и тот сразу же вобрал в рот средний и указательный. Ощущение горячего, мягкого языка который скользил между его пальцами, лаская чувствительные места, заставило старшего тихо застонать. Чёрт, кажется, он готов был кончить даже от этого.
- Эдвард, встань, - кое-как собравшись с силами, произнёс Джон.
Младший послушно поднялся, и сразу же оказался повёрнутым лицом к стене. С плаката, который оказался напротив его лица, на него, улыбаясь, смотрел Джастин Тимберлейк. Эд усмехнулся, и лизнул изображение своего кумира.
Джон снял джинсы и трусы с брата, обнажая его упругую задницу, о которой ему снилось так много мокрых снов по ночам. Она была идеальна, в этом старший убедился ещё в прошлый раз, когда Эдвард демонстрировал её в душе. Тогда он посвятил не одну минуту этой прекрасной попке, изучая каждый изгиб, скользя ладонями по тренированным мышцам.
Джон чуть наклонил брата вперёд, заставив того прогнуться. Он коснулся поцелуем его плеча и спустился языком вниз, вдоль ложбинки позвоночника, постепенно опускаясь на колени. Эдвард ахнул, ещё сильнее изогнувшись под этой чувственной лаской. Старший помнил, что спина у брата была очень чувствительной зоной, особенно ближе к пояснице. Джон коснулся поцелуем копчика, поглаживая бёдра Эда, а потом скользнул ниже. Руки сжали ягодицы брата, разводя их в стороны, а горячий язык прошёлся между ними. Младший простонал, когда почувствовал прикосновение к анусу.
- Тише, Эдвард, ты же не хочешь, чтобы родители нам помешали? - сбивчиво прошептал брат, прикусывая его ягодицу.
- Плевать, - ответил младший, но всё-таки уткнулся губами в изгиб плеча, что бы заглушить звуки.
Джон провёл большим пальцем по сжатому колечку мышц, немного проникая им внутрь, а потом заменил его языком. Острый кончик с нажимом прошёлся по сфинктеру, и скользнул внутрь. Эдвард прикусил кожу на своей руке, почувствовав мягкое проникновение, он подался назад, желая большего. Старший начал вылизывать его вход, иногда проникая пальцами в смазанное слюной отверстие, растягивая и расслабляя тугие мышцы, заставляя близнеца терять голову от его ласк.
- Трахни меня, Джон, - шепотом произнёс Эд.
- Что? - Джон поднял голову, продолжая скользить пальцами внутри брата.
- Трахни меня, чёрт возьми! - младший выпрямился и повернул голову к близнецу.
Тот поднялся, прижал к себе разгорячённое тело Эдварда и прильнул голодным поцелуем к его губам. Член Джона устроился между ягодиц брата, дразня своей близостью.
- Ну же, - выдохнул Эд прямо в губы близнеца.
Джон прошёлся языком по линии его челюсти, переходя на шею, снова касаясь её губами, оставляя следы от засосов. Рукой старший направил член к входу в желанное тело, и легко скользнул внутрь.
- Да! - восторженно вскрикнул Эдвард, наконец получив желаемое. Господи, кто бы только знал, как сильно он хотел снова почувствовать брата в себе после того дня. Член Джона словно был создан для того, чтобы быть в нём.
- Я же просил тебя быть тише, - Старший зажал рукой рот близнеца и начал двигаться.
Эд тяжело задышал, втягивая воздух через ноздри, тихо постанывая в его ладонь. Джон покрывал его плечи поцелуями и легкими укусами, свободной рукой он опёрся на стену, что бы удерживать равновесие. Размашистыми толчками вторгаясь в податливое тело, он сам едва сдерживал стоны.
Эдвард потянулся назад вцепляясь в бедра брата, сжимая пальцами мышцы, притягивая того ещё ближе.
- Такой распутный, - старший на секунду замер, - ни одна девчонка мне так не отдавалась, как ты, Эдвард.
Джон почти вышел из брата, не обращая внимания на удерживающую его руку, которая вцепилась в бедро ногтями, оставляя красные дорожки от царапин, и с силой толкнулся обратно.
Младший запрокинул голову назад, зажмуриваясь. Брат снова повторил это движение, вырывая из груди Эда задушенный стон.
- Тебе нравится, когда тебя берут грубо, да? - Джон прижал брата грудью к стене и начал жестко трахать его, постепенно ускоряясь, затем почти останавливаясь и снова набирая темп. Ему хотелось растянуть это удовольствие на всю ночь.
Эдвард хватался руками за стену, сминая в руках плакаты. Вот лицо Тимберлейка разошлось на две части, и одна из них упала на пол. За ним следом полетела какая-то группа, и пара фотографий висевших над ней.
Джону сейчас было абсолютно плевать, пускай Эдвард хоть всю комнату в клочья разнесёт, лишь бы не прекращал так тихо скулить в его ладонь.
Эд тонул в этих жестких ласках. Старший брат угадывал все его желания, словно мог прочитать мысли своего близнеца.
Парни как заведённые двигались навстречу друг другу, охваченные безудержной похотью. Воздух в комнате стал горячим, липким, почти осязаемым.
Эдвард взял в руку свой член, размазывая стекающую каплю смазки по стволу, двигая рукой в том же темпе, в котором брат проникал в него. Джон тяжело дышал, он на секунду замер, пододвигаясь к брату ещё ближе, и продолжил трахать того мелкими толчками, почти не вынимая член из горячего тела. Эд изогнул спину, пытаясь принять брата ещё глубже. Он провёл языком по внутренней стороне ладони Джона, и тот погладил его язык пальцами, проталкивая их в рот близнеца.
Эдвард принялся сосать их, не в силах совладать с безумным желанием заполучить что-то в свой рот. Иногда он мечтал о групповушке, потому что хотел, что бы его имели во все щели. Он чувствовал себя грязным, испорченным, развратным, но ничего не мог с собой поделать.
Джон вытащил пальцы изо рта брата, и, опустив руку, немного отстранился. Эд почувствовал, как в него проникает ещё что-то, кроме члена, растягивая его анус и принося приятную боль. Джон ввёл в брата два пальца, держа руку ладонью вверх. Он не знал, что толкнуло его на эту мысль, просто ему хотелось затрахать своего близнеца до смерти. Чем угодно и как угодно.
Эдвард судорожно всхлипнул и подался назад, начиная двигаться и задавая темп. Джона внутри было так много, что спирало дыхание. Но к своему ужасу Эдвард понял, что хочет ещё больше. Откинув эту мысль, младший сжал свой член сильнее, ощущая приближение оргазма.
Старший толкался в него, чувствуя, как тесно стало внутри из-за собственных пальцев. Это ощущение заставило Джона окончательно потерять над собой контроль, и тот, уже не сдерживаясь, трахал брата, забыв о своём желании продлить удовольствие.
Одно резкое, неловкое движение пальцев внутри, и ноги Эдварда подкосились. Сочетание удовольствия и неожиданной боли в один миг довело его до оргазма. Джон опять зажал ему рот второй рукой, душа стон Эда, и тоже кончил в брата. Потеряв опору, он опустился на колени, прижимая к себе близнеца. Джон почувствовал пальцами, как из Эдварда вытекает его горячая сперма.

Отдышавшись, он поднял глаза и увидел разорванный плакат, который до боли напоминал картину в его голове.
Джон невидящим взглядом уставился на стену, тяжело дыша. Эдвард в его голове стоял перед банками с краской. Вот он взял одну малярную кисть, окунул её в краску и размашисто нарисовал полосу на стене.
Красный.
Близнец отбросил кисть в сторону, взял новую и опустил её в другую банку. Он повторил уже нарисованную линию, проводя под ней.
Оранжевый.
Воображаемый Эдвард оглянулся через плечо, что бы понять, догадался ли Джон, о том, что тот хочет изобразить. Он провёл следующую полоску.
Желтый.
И ещё одну.
Зелёный.
Джон медленно начинал понимать происходящее.
Голубой.
Младший брат уже почти закончил свой "рисунок".
Синий.
Последний взмах кистью.
Фиолетовый.
И как только Эдвард опустил руку, полосы начали расползаться по всем четырём стенам. Близнец расписал его внутренний мир радугой, такой же яркой, как и он сам.

- Джон, что с тобой? - младший вывернулся из объятий брата, повернувшись, и щелкнул пальцами перед его лицом, - Эй, ты здесь?
Старший пару раз моргнул и попытался сфокусировать взгляд на лице Эдварда. К своему ужасу он понял, что на него смотрит тот самый хитрый дьявол из его головы. На секунду Джона пронизало страхом от мысли, что младший брат телепат, и постоянно лезет в его мысли, отравляя их своим присутствием. Что это всё его рук дело, и таким способом он просто пытается сломать Джона.
- Эдвард, мне нужно побыть одному... - старший поджал ноги к груди, обнимая их.
- О, боже, - закатил глаза Эдвард, - ты прям как девчонка.
Младший близнец встал, поднял с пола свои вещи, кое-как натянул их на влажное от пота тело по пути к выходу. Он открыл дверь, на секунду задержавшись в дверном проеме, и посмотрел на своего брата.
- Всё равно ты никуда не убежишь от этого, Джон.
Язычок в замке щелкнул, запираясь, и старший Граймс остался в комнате один, всё так же сидя на полу и уставившись на порванный плакат.


The end.

@темы: John Grimes, Fanfiction, Edward Grimes, -pwp, -Mini, - NC-17, - AU

   

Jedward Twincest

главная